Социософт
«Социософт»

— это обучение, исследовательская и издательская деятельность в области форсайтных исследований, социальных и гуманитарных технологий, психологии.

Первая глава книги Эрнста Юнгера «Prognosen»

Теги: прогнозирование, время, временение, книга, образы будущего, смысл жизни

Предлагаем Вашему вниманию любительский перевод первой главы «Gestaltwandel» из книги Эрнста Юнгера «Prognosen».

Переводчик в курсе контектса употребления Юнгером слова «гештальт», но после некоторых раздумий выбрал иное словосочетание, которое, как кажется, немного более соответствует духу изложения.

 

Метаморфозы (Образ перемен)

Каждый, кто и сейчас, и ранее, пытался говорить с Богами, не был при этом настолько неспособным к ведению беседы с ними, как это обнаружилось в первой половине нашего века, а относительно некоторых избранных уже и во времена Вольтера.

Однако, представив эти два столетия коротеньким отрезком или, еще пуще, только паузой, сравним их с временами, когда Боги и Демоны почитались. Конечно, о духах говорили и прежде Лукиана, но уже он, по крайней мере в отличие от других, насмехался над Богами.

Только все миновало. Еще для Августина Боги живы, хотя он и признает за ними лишь демонический или титанический характер. Его вопрос, смогут ли они создать или сохранить Империю, и по сей день находится в центре внимания. Именно поэтому, когда Ницше сопоставляет Аполлона и Диониса, то это больше, чем мифологическая символика – подразумеваются мифические сущности.

***

Слово «Бог», используемое без упоминания имени или когда речь более или менее убедительно вьется вокруг него, все еще вызывает уважение. То, что расчет не оправдывается в нашем здесь и сейчас, инстинктивно ощущается и опознается на любом интеллектуальном уровне. Соответственно формируются и молитвы.

Ницшевское «Бог мертв» может означать только то, что текущее состояние познания неудовлетворительно. Сверх того, автор противоречит сам себе в «вечном возвращении».

***

Божественное живет. Когда имя произнесено, большинство вспоминает дохристианских Богов или Божеств определенной местности. Их храмы обрушились, и у многих, кто там почитался, не осталось даже имени. Так что и Боги смертны, но это не говорит ничего против их бытия и реальности.

***

Богов также считают плодом нашего воображения. Мы можем подступить к ним ближе разве что в жертвоприношениях и мольбах, но отнюдь не проникнуть за кулисы, из-за которых они появляются, – там они остаются «вещью в себе». Вследствие подобного предприятия («Религия в пределах только разума») в свое время как «разрушитель авторитета христианства и опасный религиозный новатор» был уволен Кант (приказ Прусского кабинета от 1794 г.).

На надежде на встречу с божественным основываются культы; их задачей остается возбуждение уверенности. Культ тем более захватывает, чем более убедительно его содержательные основы используются в празднованиях и произведениях искусства. В городе, стремящемуся к статусу Вечного, шедевр должен становиться священным и быть святыней для искусства. Сейчас это недостижимо – а потому иконоборческие споры, вероятно, и могут быть мирно урегулированы, но результата не принесут. В Вечном городе нет храма, поскольку искусство достигло вневременной красоты, к которой оно неустанно и вместе с тем напрасно стремится. Мы должны ограничиться предоставленным словно женушка, почитающая за реликвию обломок кости.

***

Тем не менее, вневременное не чуждо нам. Мы пришли из него и идем к нему: оно сопровождает нас в поездке как единственная ноша, которая не может быть потеряна. Оно предоставляет тень, когда мы страдаем, и дарит жизнь, когда его свет касается нас.

***

Словом «метаморфозы» («образ перемен») я обязан Леопольду Циглеру, также как и беседой о «Рабочем», который тогда только что был издан. Мы провели ее в самой близости к убежищу над Гольдбахской часовней, где я и приступил к этим записками, любуясь прекрасным видом на озеро.

Метаморфозы Богов означают, что они изменили облик, в котором им поклонялись. Поэтому есть места, которые всегда признавались священными, хотя религии сменялись. Возможно ли, что там однажды явился ангел, произошло чудо? Новые храмы были построены на руинах старого. Они продолжали быть местом паломничества, празднеств, жертвоприношений и богослужений. Молитвы важны всегда; коли они произнесены, то тогда в особенности должны быть услышаны.

***

Битва титанов и гибель Богов метаисторичны – они насильственно вмешиваются в ход истории со стороны сил природы и космоса. Ныне все чаще принято считать, что титаны предшествовали Богам и управляли хаосом. Это следует из мифа – титаны должны были породить и обучить Богов. Их восстание поколебало Олимп – они были повержены Зевсом и сосланы в подземный мир. Но они возвращаются вновь – таков освобожденный от цепей Прометей в образе Рабочего. Боги сотворили вневременное, титаны работали и изобретали во времени. Они родственны более технике, нежели искусству. Поэтому поэт Гельдерлин советует мечтать и утешаться с Дионисом, пока господствуют «Железные» – но он знает, что Боги возвращаются.

 

Перевод выполнен по изданию: Junger, Ernst Prognosen. Munchen: Bernd Kluser, 1993.

Перевод: Наталья Луковникова.

Скачать перевод с немецким оригиналом в формате Word.

Добавить комментарий