Социософт
«Социософт»

— это обучение, исследовательская и издательская деятельность в области форсайтных исследований, социальных и гуманитарных технологий, психологии.

Институт СССР. После игры

Теги: мифология, история, СССР

После игры про наследие Советского Союза постоянно всплывает в памяти термин "фигура умолчания". Все, что мы делали, все, что я знаю и помню о Советском Союзе, все, что было озвучено во время игры, переполнено фигурами умолчания. Я сама там была как ходячая фигура умолчания, которая потеряла дар речи ровно в тот момент, когда было объявлено задание. И уже полтора месяца задаю себе вопрос: почему так? Что осталось за кадром?

Ведь не в "системах образования и т.д." дело, Сергей Борисович совершенно правильно обозначил, что они - лишь фрагменты, которые даже при полном сложении представления о целом - не дают. Его отчет по игре, выложенный в видеоформате, немного помог, хотя и не до конца.

Говоря о Советском Союзе, мы теряем огромные куски, в первую очередь оттого, что мы не умеем о нем говорить. Не называть же политизированные заклинания "ГУЛАГ, репрессивная машина, горы трупов" серьезным разговором о проблеме? Не называть же паблики "хочу в СССР, пусть мне там бесплатно зубы сделают и недорогой колбасой накормят" реальной ассимиляцией наследия наших предков? Ей-богу, я уже мечтаю о том, чтобы появилась настоящая гражданская машина времени, которая позволит отправлять всех желающих в СССР. Пусть попробуют пробить себе прописку, пусть побегают от участкового в связи с законом о тунеядстве, пусть полечат зубы без наркоза, пусть пойдут в магазин за продуктами или попробуют купить джинсы. Пусть у них добавится объема в воспоминаниях.

Итак, первое противоречие. Несмотря на обилие пропаганды, мы имеем огромное количество фигур умолчания. Что двигало людьми? Какая мотивация? Как они принимали решения, что лежало в их основании, как менялся менталитет? Какими способами формировался? Что делало этих людей жизнестойкими? Как отражалась на них некрофилия на государственном уровне? Почему они соглашались делать одно и не соглашались - другое?

Второе противоречие. В мире - по крайней мере, по моим, хотя и неполным данным - очень популярна энергия советских художников-авангардистов, порожденная идеями первых лет советской власти. У нас в стране - нет. Может быть, этот пласт уже осмыслен, и просто я не встречала серьезных исследований того, что можно наглядно увидеть, например, в залах Русского музея, посвященных декоративно-прикладному искусству. 20-е годы выделяются на общем фоне невероятной энергетикой, жизненной силой, азартом, стремлением открыть новые грани возможного. 30-е - застывшие в плакатном развороте, неживые персонажи. Что менялось? Как? Что за идеи стояли за деятелями 20-х, почему они до сих пор питают мировую культуру - в том числе массовую, почему они там прижились? Почему артефакты того периода встречают такую бешеную агрессию (такое впечатление, что тогда они целенаправленно уничтожались)? В чем отличие одних идей от других, опять-таки, жизнеспособность одних и других разная.

Третье противоречие. В.И. Ленин собирался создать "государство рабочих и крестьян". Почему-то мы привыкли думать, будто это - "государство свобод и всеобщего благоденствия". Хотя, если вспомнить социологический портрет рабочих и крестьян, критические статьи про их косность, агрессию, дикость и невежество - откуда у нас на то основания? Может быть, мы именно его и построили, и оно продолжает воспроизводиться. Здесь есть еще место для какого-то сопоставления, исторического исследования советской мифологии - и советской реальности, советских мифологических героев и этих же людей - в реальной жизни. В целом деятельность машины, направленной на централизованное создание мифологии в управленческих целях, может представлять некий интерес. То же можно сказать про порожденные советской идеологией  "псевдонауку", "пседоэкономику" и "псевдофилософию". К попыткам их сформулировать, навязать и построить по ним жизнь можно же отнестись как к результатам эксперимента? Брали этот тезис, на практике реализовали так, результат был такой, последствия - такие. Возможно, такие исследования есть, мне не доводилось их встречать. Читала книгу Е. Деготь по искусству и "Русскую модель управления" А. Прохорова, но ведь это капля в море.

Четвертое противоречие. Формирование двух субгосударств, похожих на доктора Джекила и мистера Хайда, в границах одного. Повседневность одного из них - достаточно милая, дружелюбная, человеколюбивая и уютная. Повседневность второго - людоедская, рабовладельческая, отрицающая базовые принципы устройства жизни в первом. Оба эти государства на каких-то уровнях пересекаются, где-то, возможно, даже смыкаются, но по большому счету, не взаимодействуют, на границе порождая множество легенд, мифов и артефактов. Тут я вступаю на зыбкую почву, где многие слова затасканы ангажированными или крайне расстроенными людьми, и свою мысль сформулировать очень трудно. Как осмыслить эту двойственность? Когда мы создавали в игре НИИЧАВО, не думаю, что никто из участников не помнил "теневой стороны" мира за стенами НИИЧАВО. Говорить об этой теневой стороне не хотелось ни в игре, ни во время рефлексии. Хотелось, чтобы этот разговор начал кто-то другой. Не я. И мне было легче давить эти мысли, чем произнести их вслух.

"Разгадка феномена репрессий в бОльшей степени скрыта в личности тех, кто сажал, а не в личности тех, кого сажали".

Правда, так легко я не отделалась. Ночью после игры приснился очень яркий и подробный сон. Как будто пришла я летом в ЦПКиО, такой типичный-типичный, разбитый на месте кладбища, конечно. Забрела к обычно заброшенной эстраде с амфитеатром. Заглянула за забор - а там все места заняты, люди стоят в проходах. Села послушать, а в президиуме на сцене сидит всего один человек: Сталин. И он так добродушно-добродушно задает вопрос: "Граждане, вы сейчас должны проголосовать. Я поступлю так, как скажете вы. Меня интересует ответ на один вопрос: должен ли я продолжать делать то, что делал? Выступайте, пожалуйста, по одному, не толпитесь в проходах". К сцене потек ручеек выступающих. Каждый из них ненадолго замирал перед микрофоном и дрожащим голосом бормотал что-то вроде "Да как же... да как же так можно... человек же старался... нельзя же сбрасывать...". В какой-то момент членораздельная речь переходила в мычание, которое при всем желании невозможно было истолковать однозначно. В конце концов, очередь дошла и до меня. Я собралась, как перед прыжком в воду, и пошла по ступенькам вниз, к микрофону, к сцене. Сидящий в президиуме не сводил с меня внимательных глаз, все с тем же знакомым по тысячам репродукций хитрым прищуром, улыбался в усы. Множество резких слов крутилось у меня в голове. Вокруг было тихо, только стучали каблуки по дощатым ступенькам.

Наконец, микрофон оказался рядом - круглый, черный, шероховатый. Он загудел, конечно. Это меня немного приободрило. "Уважаемый Иосиф Виссарионович! Вы действительно были ... под вашим руководством страна действительно достигла... цена, которую мы уплатили, еще до сих пор не подсчитана. Я считаю ее непомерной. Поэтому - нет. Я не хочу, чтобы вы продолжали".

В громовой тишине я отошла во сне от микрофона, и, выйдя за ограду, побежала, не разбирая дороги, все время прислушиваясь - нет ли погони? Подумала, что в зарослях шиповника будет безопасно. Там я спряталась и плакала, и дрожала от страха, пока не проснулась.
Надо бы из этого рассказ сделать, наверное. Пока вдохновения не хватает.

Постскриптум.

Еще одна важная особенность – герметичность всех обсуждений СССР, которые мне встречались. СССР  всегда мыслится как нечто отдельное, существующее само по себе, глобальное, целостное территориальное и социальное образование, не включенное в мировой контекст (максимум – противопоставленное  «врагам»), просто и эффективно устроенное. Никаких сопоставлений с тем, что происходит снаружи, никаких связей, никаких взаимовлияний. Не может же быть, чтобы их совсем не было!

И еще. Мифология, язык, идеологемы, установки, ценности, институты и практики Советского Союза – что из них мы унесли с собой, в нашу постсоветскую повседневность? Что пропало совсем? Как эти практики реализуются сейчас и каким результатам приводят?

 

Автор: Светлана Калинина.

Добавить комментарий