Социософт
«Социософт»

— это обучение, исследовательская и издательская деятельность в области форсайтных исследований, социальных и гуманитарных технологий, психологии.

План курса "Школа аналитики" на 2015/2016 год

Теги: прогнозирование, фабрика мысли, фокусы знаний, учебный курс, Сергей Переслегин, онтологический верстак

В 2015/2016 учебном году по итогам Котлов-2015 принято решение не различать Онтологический Верстак и Школу аналитики, ставить перед ними общие задачи.

 

Организационная форма Школы аналитики остается прежней. Школа проходит как первая часть философского семинара Онтологический верстак с 13.00 до приблизительно 17.00-18.00 один раз в месяц по воскресеньям. График занятий формируется на 2-3 месяца вперед.

При необходимости Школа аналитики может быть оплачена отдельно.

Существует возможность подключения к занятиям дистанционно.

 

Практическая задача, поставленная перед школой, – проблема кризиса ЕС.

Эта задача порождает массу вопросов:

1. Проблема эффективности экономики.

Советский Союз производил огромное количество средств производства, при этом потребительские товары были в дефиците, и спектр дефицита постоянно расширялся. Это вызывало смех экономистов всего мира.

Современная мировая экономика производит огромное количество товаров потребления, их приходится заставлять потреблять – через рекламу, кредиты и т.д. Это не менее смешно. Но почему-то никто не смеется.

ВВП, как характеристика, вообще, похоже, ничего не означает. Ну а какая характеристика означает? Как сравнивать экономики/хозяйствования? Можно ли их вообще сравнивать?
И что означает в таком случае фраза: рост степени разделения труда (или рынок, или конкуренция, или правовое государство…) повышает эффективность экономики?

Отсюда – тема производительности труда и разделения труда. Это – вариационная задача? Можно ли сказать, что существует некий оптимум, за пределами которого рост разделения труда приводит к снижению экономической эффективности (несмотря на формальный рост производительности труда)? Или в другом языке: не является ли сложный труд одним из позитивных результатов функционирования экономико-хозяйственной системы (в плане: мы обеспечиваем обороноспособность, кормим население и предоставляем ему ряд услуг, одной из которых является сложный труд)? Право на сложный труд?

2. Мы говорим о балансе: «смысл – качество – уровень (жизни)»? Как его считать для конкретного ЕС? Уровень жизни определяется по доле неотложных расходов (тепло, свет, вода, еда) в общем уровне расходов – тут все более или менее ясно, хотя всегда встает вопрос, какие расходы должны быть обязательно причислены к неотложным? Например, безопасность (в каких пределах?), образование (в каких пределах?), медицина (в каких пределах?). А европейцы тут же скажут, что экологические расходы являются неотложными…

С качеством жизни плохо. Формально, это количество (или мощность пространства) возможных жизненных траекторий. Но как их считать? Например, траектория: я родился в Пакистане и хочу стать Нобелевским лауреатом по физике, – существует? Есть один человек, который ее прошел – Салам. Нужно ли считать веса траекторий? Как? Траектории, получающиеся друг из друга перестановками, должны считаться разными (то есть, увеличивающими качество жизни) или одинаковыми?

Со смыслом жизни совсем плохо.

И в этом плане: как формально считать и представлять эффективность (полезностность, Благостность) культуры, цивилизации и т.д.? По демографическим параметрам (рождаемость, смертность, средняя продолжительность жизни, младенческая смертность, половая асимметрия смертности)? По вкладу в неутилитарное (как сравнивать?)? По военным достижениям или их аналогу – спортивным достижениям?

Нужен следующий шаг в модели пиктограмм, позволяющий, по крайней мере, сравнивать общество с собой-предыдущим для ответа на вопрос о кризисе или рассвете.

3. Что такое ЕС?

Я вижу три проекта: католический, «зеленый», валютно-экономический  («рыночный»)? Почему именно исходный, базовый христианско-католический проект «умер» сразу? Почему Европа цепляется за экологию, несмотря на все, связанные с этим неудобства?

Существующий ЕС и его кризис – ошибки в проектировании или чья-то (домината, «Ротшильдов», «Бильдендергского клуба») «злая воля»? Его хотели сделать таким, как он получился (в логике типа: нужно было снизить рождаемость, поэтому доминат настоял на приоритете безопасности, борьбе за экологию, взбесившемся праве и ювенальной юстиции)?

Или «хотели, как лучше, получилось, как всегда»?

В этой версии хотели, в самом деле, хорошего: система объединения, не сводящаяся к чьему-то доминированию, сохранение разнообразий и сложности, сложная экономическая система, стандарты, как протоколы передачи данных и т.д. – не государство, не федерация, не конфедерация, не империя – ареал действия некоторой группы сервитутов. Отсутствие тактического звена управления при сохранении стратегического. Предельное равноправие.

Но, во-первых, возникшая конфигурация не была системой, во-вторых, за счет роста сложности она получилась антиинтуитивной, в-третьих, попытались удержать вместе не сочетающиеся культурные коды. Начался сбой управления. Управленческая система (а это именно система) отреагировала на кризис обычным способом: ростом управленческого аппарата (отсюда бюрократизация ЕС) и застройкой правового пространства (отсюда – взбесившееся право). То есть, получается «аутоимунное» заболевание («волчанка, сэр»).

В любом раскладе греческий кризис, сам по себе, ничего не обозначает, но он и не может быть решен. В другом языке: будучи решенным, один кризис будет порождать следующий, более масштабный. В аутоимунной версии из-за того, что бюрократическо-правовая система сохраняет формальную сложность и неадекватность управляемой системы механизмам управления (кризис сложности). В версии домината – из-за несоответствия масштаба своекорыстных целей домината и масштаба объединенной Европы (масштабный кризис).

4. Пожалуй, лучшим доказательством кризиса ЕС является отсутствие явного продвижения Европы за последний период – в экономической, военной, социальной, неутилитарной областях – даже в сравнении с США, Китаем или Россией. Делали-то ЕС в период увлечения идеями Фукуямы про «конец истории»…

Еще одним содержательным доказательством является дело Брейвика. Он убил свыше 70 человек – молодежи, у всех родители, друзья, возлюбленные. И он до сих пор жив, сидит в комфортабельной камере (смотри «Понедельник начинается в субботу» – Кощей Бессмертный: «Великий негодяй обитал в комфортабельной отдельной клетке с коврами, кондиционированием и стеллажами для книг. По стенам клетки были развешаны портреты Чингисхана, Гиммлера, Екатерины Медичи, одного из Борджиа и то ли Голдуотера, то ли Маккарти. Сам Кощей в отливающем халате стоял, скрестив ноги, перед огромным пюпитром и читал офсетную копию “Молота ведьм”»). Заметим здесь, что швейцарского диспетчера, ответственного за столкновение самолетов над Боденским озером, убил отец одного из погибших детей.

5. В этой связи предполагается вывод о повторении «дела тамплиеров» (например, Мари Ля Пен во Франции арестовывает всех членов домината и конфискует все их активы)…

6. Суммируем: нужна быстрая обстоятельная работа по форсайту ЕС в связи с нынешним кризисом.

Частично в связи с предыдущей задачей встает проблема «переустановки науки». Даже слово «предел» вызывает сомнения своей очевидной связью с земельным планом и разделом земли (предел есть не более, чем приграничный удел, то есть «марка»). Но наиболее серьезным образом дело обстоит с гуманитарными науками. Поскольку общество никоим образом не является Творением – Господь создал Человека, затем Семью, но никак не город и не общество – эти науки не могут развиваться в бэконовской парадигме. Они в ней и не развивались, гуманитарное мышление не знало периода натурфилософии. В результате, никаких наук в смысле научного формата мышления здесь и нет, есть некоторые практики, которые вполне успешно развивались до середины ХХ века. Когда инженерия не могла более развиваться, как практическая дисциплина, началось ее активное взаимодействие с естественными науками – от законов сохранения до сопротивления материалов и применения физических эффектов в  ТРИЗе. Гуманитарные практики лишены такой или аналогичной связи, а развиваться самостоятельно путем эмпирического поиска более не могут. То есть, нужно разбираться с основаниями гуманитарной науки (или постнауки).

Отсюда – отдельная задача с поиском оснований права и правового мышления.

Также, отчасти, в связи с предыдущей задачей. Существует, так называемая, система связанных противоречий Маркса: труд – капитал, классовое противоречие, противоречие между производительными силами и производственными отношениями, богатые – бедные… Всегда считалось, что эти противоречия сцеплены и разрешаются или не разрешаются вместе. Так вот, мы подошли в конце ХХ века к пределу марксизма: противоречие «производительные силы – производственные отношения» оторвалось от классовых и связанных с ними противоречий. Более того, это противоречие изменило свою структуру. Сейчас это не противоречие, а, отчасти, парадокс.

Проблема в том, что производительные силы, развитие которых обусловлено технологическим прогрессом, меняются с частотами, существенно более высокими, нежели производственные отношения, развитие которых обусловлено социальными изменениями. В этих условиях противоречие остается принципиально неразрешимым: оно не успевает разрешаться ни событийно, ни, тем более, проектно.

В известном смысле мы с этим уже сталкивались: для вида Homo невозможно эволюционное приспособление к среде, так как этот вид меняет среду быстрее, нежели происходят эволюционные изменения.

Говоря другим языком, мы вышли за пределы возможностей не только биологической, но и социальной эволюции, нужно искать новое решение.

Отдельная задача: содержательный прогноз климатических изменений в связи с высказанной гипотезой о малом ледниковом периоде в 2030 году.

 

Вопросы и дополнительная информация по тел.: 8-921-328-71-87 или по e-mail: info@sociosoft.ru.

Добавить комментарий